Тигран Григорян: Армянские мифы не дали нам трезво оценить силу Азербайджана



➡️Также следите за новостями на сайте https://budrooo.news и будьте в курсе всех событий!

Подписывайтесь⬇️
✅Телеграм – https://t.me/budrooo_news
✅Facebook – https://www.facebook.com/budrooo
✅Twitter – https://twitter.com/Budrooo
✅Instagram – https://www.instagram.com/budrooo_news/

📰«Одним из важнейших факторов, способствовавших поражению Армении в 44-дневной войне, а также установлению новых поствоенных реалий, является доминирование в довоенных нарративах и дискурсах Армении догматичного мышления, мифов и псевдо-повесток. За последние двадцать лет армянское общество и его политическая и интеллектуальная элита начисто утеряли способность к критическому и креативному мышлению в части карабахского конфликта и сформировали некую интеллектуальную среду, которую без обиняков можно назвать застойной. Итогом этого интеллектуального застоя стало то, что армянское общество утеряло способность к адекватному восприятию действительности и нахождению нетривиальных путей выхода из критических ситуаций». Об этом пишет политолог Тигран Григорян в своей статье, опубликованной в ежемесячном журнале «Аналитикон».

По его мнению, в течение двух последних десятилетий в Армении и Нагорном Карабахе притупилась способность к восприятию разницы между стратегическими целями и тактическими шагами по их достижению.

Тигран Григорян
«Данное обстоятельство в немалой степени упростило задачу Азербайджана в работе с внешней аудиторией. Много лет именно армянской стороне удавалось с успехом демонстрировать мировому сообществу, что представления Азербайджана и азербайджанского общества по поводу урегулирования конфликта деструктивны. Но в последнее время уже Баку стал использовать популистские заявления и шаги правящих элит Армении, которые были продуктом интеллектуальной стагнации в Армении и Карабахе», – говорится в статье.

Автор статьи отмечает, что в контексте конфликта важным фактором формирования превалировавших в Армении и Карабахе догм и мифов стала недооценка аналитическим сообществом угрозы войны и степени готовности Азербайджана к этой войне. Масштабное приобретение Азербайджаном за последнее десятилетие вооружений, конечно, всегда было в центре внимания армянского медиа-пространства, но лишь немногие в Армении осознавали, какое качественное превосходство обеспечивают эти приобретения по конкретным направлениям и как меняется военный баланс в зоне конфликта.

«Немногочисленные эксперты и общественные деятели, которые понимали значимость происходящего и вероятное влияние на будущую войну, зачастую избегали публичных высказываний на этот счет, поскольку долгие годы в общественном дискурсе бытовало жесткое табу в отношении тем, касающихся эффективности и проблем армии. Краткосрочная война в апреле 2016 года, казалось, должна была стать отрезвляющим сигналом для политического класса и интеллектуальных элит Армении. Но обслуживавшая власти Армении пропагандистская машина тут же приступила к формированию новой мифологии вокруг апрельской войны, основным посылом которой было то, что Армения одержала победу в этой войне, а Баку вынужден был посредством Москвы выпрашивать мир у армянской стороны. В итоге важные уроки, которые должны были быть извлечены из эскалации, так и не были усвоены. Представления об угрозе войны и военном потенциале Азербайджана также серьезно не изменились»,- говорится в статье.

Тигран Григорян отмечает, что в условиях отсутствия трезвых оценок ситуации усугублялись также догмы и мифы в контексте конфликта, как и ложные повестки. Наиболее распространенной догмой стало утверждение, будто армянская сторона давно решила конфликт, и нужно только закрепить на земле достижения 1990-х. Данную мысль нередко можно было услышать из уст публичных деятелей. Сторонники этого подхода не учитывали в своих расчетах то, что Азербайджан не признает эти итоги, методично готовится к войне и не намерен вечно терпеть статус-кво.

«Логическим следствием этой догмы стал еще один довоенный тренд – игнорирование политическим и аналитическим сообществом Армении переговорного процесса и восприятие его как малозначимого фактора. С годами интерес к переговорному процессу спадал. Обсуждение вынесенных на стол переговоров мирных планов и их различных компонентов было строго табуировано в политических и аналитических кругах. Это было не что иное, как проявление страусиной политики – армянские политики были уверены, что проблема исчезнет, если ее не замечать. Табуирование обсуждения переговорного процесса препятствовало также формированию дискуссии по этой проблеме, что в свою очередь осложняло процесс поисков новых и креативных решений проблемы. Как видите, в предварявший 44-дневную войну период политический класс и аналитическое поле Армении имели серьезные проблемы с трезвой оценкой имевшихся на тот момент и динамично менявшихся реалий в зоне конфликта. Вследствие интеллектуального застоя элиты оказались не в состоянии не только найти решения для существовавших вызовов, но и не представляли всю степень серьезности этих вызовов.

source